Елена-арт блог


« Вернуться на сайт
Правила использования Елена-арт блога

30.05.2010

УБИЙСТВО ПО ЗАКАЗУ ПОТЕРПЕВШЕГО

УБИЙСТВО ПО ЗАКАЗУ ПОТЕРПЕВШЕГО

“Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое.” (Рим 2:9)

26 июня 2009 года. День.

Эмма Реймерсваль лежала на кровати и смотрела в окно. Самого города почти не было видно, лишь верхушки домов, сверкая свежевымытыми стеклами, будто плыли по небу. Конечно, плыли не они. Плыли маленькие пушистые облака, но казалось, что плывут именно дома. Небо тоже было словно чисто вымытым: ярко-голубое, прозрачное.

Эмма, вздохнув, вспомнила, как однажды, в точно такой же день…

***

Пятьдесят два года назад

- Попала! Есть! Гол! – крикнул Иос.

Эмма, раскрасневшаяся, с растрепавшимися белокурыми волосами, гордо посмотрела на мальчишек – будут знать, как не брать ее в команду.

Футбол она обожала. Правда, ребята редко приглашали Эмму в игру – все-таки девчонка. Но иногда звали ее, когда не хватало одного из игроков. И Эмма не подводила никогда! Два ее старших брата, Иос и Питер, вымуштровали ее хорошо: мать, целыми днями занятая домашним хозяйством, отдала дочь на попечение старшим сыновьям. Сначала маленькая Эмма даже не понимала, что она – девочка. В их бедной семье лишь старший, Питер, получал обновки, затем одежду донашивал Иос, а потом перештопанные штанишки и рубашки доставались Эмме. Лишь в начальной школе, когда родители купили ей платье, Эмма стала задумываться о том, что она – девочка. Платье Эмма ненавидела, но ей ничего не оставалось, как носить его, и, в конце концов, Эмма смирилась. Но дома и на улице она по-прежнему продолжала носить брюки старших братьев, подвязывая их широким поясом маминого платья.

Эмма была стройной, высокой девушкой. Волосы, которые мать запрещала стричь, она прятала под веселую, обвязанную пестрыми ленточками, широкополую шляпу.

Матч был закончен. Эмма, сняв шляпу, прилегла на траву, и, глядя в бездонное, ярко-голубое небо, по которому плыли редкие белые облака, вдруг услышала изумленное:

- Ты девчонка?

Эмма рассердилась – она не любила, когда ей лишний раз указывали на то, что она не мальчик. Посмотрев на незнакомца, вихрастая голова которого выглядывала из-за забора, она сказала:

- А ты вообще очкарик!

Он, смутившись, снял очки и стал протирать стекла платком.

Глаза юноши, снявшего очки, оказались огромными, ярко-синего цвета, обрамленными густыми черными ресницами. Эмма удивилась: этот невзрачный очкарик, гостивший на соседней ферме, у Конинкслоо, оказался красавцем – именно таким, о котором она мечтала.

Мечтать Эмма любила. Только она никому об этом не рассказывала: засмеют, задергают. Со старшими братьями шутки были плохи, а с девочками Эмма почти не общалась. В мечтах ей представлялось, как она сидит в блестящей синей машине рядом с красавцем, у которого глаза синие-синие, как эта машина. Синий цвет Эмма любила больше всех. И вот они едут, едут… далеко, долго, а потом…

А потом все обрывалось. Что будет потом, Эмма еще не придумала – она просто не знала, что будет… Тринадцатилетняя Эмма была скромной девочкой. Каждые выходные мать водила ее и братьев в большую старую церковь, построенную в позднеготическом стиле.

Эмма подумала, что мальчик очень красив, и покраснела. Краснела Эмма отчаянно: светлая, никогда не загорающая кожа на фоне белесых бровей и ресниц и таких же светлых, почти так снег, волос, выглядела пунцовой. Эмма знала об этом, и от мысли о том, как ужасно она выглядит, Эмма покраснела еще сильнее.

- Ты набегалась на солнце. Так нельзя. Сгоришь, - сказал юноша.

- А твое какое дело? – спросила Эмма, сжав кулаки от напряжения: она боялась, что синеглазый красавец уйдет, но как правильно общаться с ним, она не знала.

- Хочешь дженевер? – спросил мальчик.

Похоже, этот юноша знал, как надо вести себя с девочками!

Эмма удивилась. Дженевер пил только отец – детям этот напиток нельзя даже было пробовать. Не успела она отказаться, как юноша сказал:

- Бери!

Опасливо взяв маленькую бутылку из толстого стекла, Эмма приблизила горлышко к губам, но отстранилась: запах показался ей неприятным.

- Нюхать не надо. Его надо пить, - сказал он, глядя на нее невозможно синими глазами.

Эмма сделала глоток. Рот и горло будто обожгло, дыхание перехватило, но несколько секунд спустя она почувствовала, как приятное тепло разлилось по ее телу.

- Хватит на первый раз, - сказал юноша, забирая из ее рук напиток.

- Спасибо, - тихо сказала Эмма, у которой, кажется, начала кружиться голова.

- Меня зовут Виллем, а тебя? – спросил он.

- Эмма. Тебе что, разрешают пить дженевер?

- Я не спрашиваю. Я уже вполне самостоятельный. Мне восемнадцать лет. А тебе? – спросил он.

- Мне… шестнадцать, - твердо сказала Эмма.

- А почему ты в футбол с мальчишками играешь?

- Просто так… нравиться, - сказала Эмма.

Они были вдвоем – братья Эммы и другие ребята убежали купаться, с собой они ее уже лет семь как не брали. Эмма подумала, что было бы здорово, если б Виллем ее сейчас поцеловал…

- Я смотрел, как вы играете, но не думал, что ты девчонка, - сказал Виллем.

И тогда, впервые в жизни Эмма подумала: как же замечательно, что она – девчонка!

Вскоре прибежали искупавшиеся мальчики и позвали ее играть, но Эмма, первый раз за всю жизнь, отказалась. Ей почему-то хотелось спать, и она пошла к дому. Виллем тоже ушел: его позвал отец.

Дома, сидя в старом плетеном кресле, Эмма, наконец, поняла, что будет, когда она и ее синеглазый красавец Виллем на синей машине приедут на место назначения. Он ее поцелует!

На другой день Эмма бродила неподалеку от фермы Конинкслоо, но синеглазый красавец исчез. Будто растворился в ее мечтах, словно его и не было…

***

26 июня 2009 года. Вечер.

- Ма, хай. Ты как?

Эмма, вздрогнув от неожиданности, посмотрела на дверь. В проеме стоял Данис.

Обрюзгшее, но холеное лицо его не выражало никаких чувств – словно безжизненная маска. Раньше, в детстве, он был похож на отца. Особенно глаза.

- Здравствуй. Нормально, - улыбнулась Эмма.

- Ма, переведи мне немного денег, - сказал он, глядя в окно.

- Данис, дорогой! Но на той неделе мы договаривались, что…

- Ма, ну договаривались. А теперь обстоятельства изменились, - недовольно сказал Данис и поморщился, от чего его лицо стало совсем некрасивым: круглый, маленький подбородок, почти слившийся с шеей, делал его похожим на женщину лет пятидесяти.

Если бы не его одежда: длинный черный кожаный плащ, высокие, под самые колени, сапоги, черные блестящие брюки и бандана, которая, казалось, была сделана из железа – столько на ней было шипов, Данис был бы похож на обычную домохозяйку.

- Нет. В последнее время ты и так требуешь гораздо больше, чем обычно, - тихо, но твердо сказала Эмма.

- Но и ты сейчас тратишь гораздо больше, чем обычно! – визгливо прокричал Данис, и в проеме показалось лицо дежурившей медсестры.

Эмма махнула рукой, и девушка, кивнув, скрылась в глубине темного коридора больницы.

- Трачу гораздо больше? Что ты хочешь этим сказать? – спросила Эмма.

- А то, что лекарства стоят бешеных денег! И толку от их приема нет! Потому что все равно долго не протянешь, - последнюю фразу Данис произнес совсем тихо, но Эмма ее услышала.

- Данис, не кажется ли тебе, что это мое дело – как и на что мне тратить свои деньги? – спросила Эмма.

- Разве я виноват в том, что сейчас другое время, и я не могу заработать столько, сколько мне требуется? А у тебя денег полно. Тебе жалко, что ли? Ведь все равно с собой все не унесешь, - не унимался Данис.

Эмма вздрогнула, увидев в его глазах ненависть.

- Дело не в том, какое тогда было время. Твой отец вел совсем иную жизнь. Он жил работой и семьей. А ты живешь лишь удовольствиями. Гертье и Саския прозябают в нищете, но тебе нет до них дела, - сказала Эмма.

Гертье, гражданская жена Даниса, которую он, впрочем, не видел уже несколько лет, жила с дочерью, внучкой Эммы, в одном из беднейших кварталов, кишащих пестрым населением. Эмма регулярно давала деньги Герьте, и Саския училась в неплохой школе. Переселяться в одну из квартир в Центре, принадлежащих Эмме, Гертье не хотела: ее муж, Лукас, терпеть не мог Даниса и все, что с ним связано. То есть, и Эмму в том числе. Он злился на Гертье, когда узнавал, что они с Эммой встречались в одном из баров на улице Дамрак, где Эмма раз в три месяца передавала деньги для Саскии. Слава Богу, на девочку ненависть Лукаса к Реймерсваль не распространялась: Лукас обожал Саскию, которая с удовольствием нянчила неугомонного Ламберта – сына Лукаса от первого брака. Бывшая жена Лукаса была наркоманкой, и вспоминать о ней не любил никто…

Мысли Эммы прервал визгливый вопль Даниса. Когда он выходил из себя, то всегда орал. С самого детства. Эмма вспомнила, как, когда Данису было двенадцать лет, ее племянница, мама пятимесячной дочки, спросила, когда дети прекращают кричать. Тогда Эмма ответила ей правду: никогда. По крайней мере, некоторые дети не прекращали кричать никогда:

- Ты снова взялась за старое – учить меня вздумала! Мы же с тобой договаривались, ма, что ты меня не будешь учить жить! Мне сорок с лишним лет! – истошно вопил Данис. Веки его покраснели.

- Если ты считаешь себя взрослым и зрелым человеком, то веди себя, как мужчина, и не проси деньги у матери. А если просишь – изволь, по крайней мере, выслушать мои претензии, - сказала Эмма и сморщилась: боль, приглушенная уколом, кажется, снова начала просыпаться.

Но Данис, похоже, проигнорировал сказанное матерью. Такое возбужденное состояние было свойственно ему, когда он находился под воздействием наркотических веществ. «Неужели снова? О, сколько можно!» - подумала Эмма. На его реабилитацию она потратила уже целое состояние. И даже не одно…

- Дани, я не дам тебе денег. На наркотики не проси, я тебе миллион раз это говорила, - прошептала Эмма и нажала кнопку вызова на пульте, который лежал в ее ладони.

- Да, мэм? – вопросительно посмотрела на Эмму медсестра.

Краем глаз Эмма указала ей на сына, и уже через несколько секунд два подошедших секьюрити уводили Даниса, брезгливо держа его за руки.

Слова, брошенные им на прощание, словно звенели в воздухе, как бесконечное эхо, не желая растворяться в шуме города, раздававшемся из распахнутых окон:

- Ну ты и свинья! Сама подыхаешь, и другим жить не даешь! Да, я развлекаюсь! И буду развлекаться! А тебе что – завидно? Ты ведь уже ни на что не способна!

Комментарии (7) »

  1. Unregistered

    сильно написано!

    Комментарий от лемми — 03.06.2010 @ 09:44

  2. Unregistered

    Спасибо а вот бы еще узнать что было с Эммой дальше? Можете продолжить?

    Комментарий от Серж К. — 06.06.2010 @ 11:59

  3. Unregistered

    Хм… даже такое бывает.

    Комментарий от teramen — 11.06.2010 @ 03:19

  4. Elena

    2 Серж
    Нет. Пожалуй, не дерзну. К тому же, не вижу смысла: я сказала все, что хотела.

    Комментарий от Elena — 13.06.2010 @ 15:54

  5. Unregistered

    спасибо понравилось !

    Комментарий от p.t — 29.11.2010 @ 15:03

  6. Unregistered

    Мне надо срочно узнать можно ли бесплатно тут статьи брать или нельзя ?

    Комментарий от Алла — 28.12.2010 @ 07:34

  7. Unregistered

    Большое спасибо, теперь я не допущу такой ошибки.

    Комментарий от З. — 06.01.2011 @ 19:29

RSS-лента комментариев к этой записи. URL обратной ссылки

Оставить комментарий

Сайт работает на WordPress