Елена-арт блог


« Вернуться на сайт
Правила использования Елена-арт блога

30.11.2009

ВРЕМЕННЫЙ МИР

Рубрика: РАССКАЗ О БУДУЩЕМ — admin @ 22:40

К сожалению, данной книги в продаже нет. Ее можно заказать в Москве. Стоимость одного экземпляра 83 рубля Áåçûìÿííûé-1

ВРЕМЕННЫЙ МИР

Входите тесными вратами, потому что широки врата

и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими;

потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их

(Мф. 7, 13-14)

Глава 1. Кафешник

Оставьте их: они - слепые вожди слепых;

а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму

(Мф. 15, 14)

Лето 3*го года от рождества Правителя было жарким и очень сухим. Синоптики говорили, что такой засухи не было уже несколько веков.

- Алееооу! – протяжно откликнулась Вероника.

-Ничка, привет! Выходи! – я, аккуратно примагнитившись к окну Вероники, поправила телефон в ухе, ткнула пальцем в табло и зависла.

Вероника жила на 48 этаже. Высоко, но не очень. Хотя для меня и это было высоко. Я посмотрела вниз, несмотря на то, что Тимофей предупреждал меня, чтобы я этого не делала.

- Не надо лишний раз нервничать, раз боишься высоты! – говорил он, покупая мне лан прошлой весной.

Ланы, миниланы, или, если говорить правильно, минилайнеры, имели самые продвинутые люди. А я, сколько ни ходила к психологам, избавиться от страха перед полетами и всем, что с ними связано, так и не смогла.

Пользоваться ланом просто: достаточно задать нужное направление навигатору, а остальное – дело техники, почти как в допотопных автомобилях. Сложнее с примагничиванием – старинные здания не имеют входных дверей выше первого этажа, а зависать возле окон и сажать пассажира в лан, пользуясь обычными окнами, строжайше запрещено воздушной полицией.

Внизу, как муравьи, мельтешат машины, на которых ездят люди, не имеющие достаточно бонусов для приобретения ланов. Дороги вечно перегружены – кругом, куда ни посмотри, пробки, пробки и пробки, день и ночь, а здесь, в воздухе, ланы спокойно проплывают мимо друг друга. Что поделаешь, Москва – один из самых перенаселенных городов на планете. Вообще, минилайнер – замечательное изобретение! Практически никакой опасности, а в последнее время очень низкий процент аварий. Потому что ланы попросту не приближаются друг к другу более чем на метр, так как самые современные модели оснащены специальным маневратором с ультразвуковыми «ушами», как у летучей мыши. Этот маневратор вовремя переводит лан в свободную плоскость полета. Выше или ниже, вправо или влево – туда, где есть свободное пространство. Столько возможностей для маневрирования никогда не имел ни один из самых навороченных лексусов. Сейчас от автомобилей престижнейших некогда марок избавляются за несколько бонусов, а старые, но еще работающие машины и вовсе бросают на парковках и тротуарах – люди не хотят платить штрафы за загрязнение воздуха и утилизацию. И бомжи – отшельники, или, как их еще называют, религиозники, из глухих пригородов, выкатывают с обочины никому не нужные неповоротливые автомобили и едут в свою глухую неизвестность…

После пожара, случившегося почти шесть лет назад, город на удивление быстро восстановили, построив современные высотки с дверокнами.

- Аська, включайся, отчаливаем! – Вероника, усевшись рядом, кокетливо поправила кислородную маску и, улыбнувшись во весь рот, нажала на пульт, вмонтированный в браслет, находившийся на ее изящном запястье. Дверокно захлопнулось, и мой лан, размагнитившись, полетел в ЦентрОк – к самому классному торговому центру самого крутого города, Москвы.

- Смотри, Аська! – Вероника повертела головой направо, налево и весело засмеялась.

- Классная! – оценила я. Эта маска и вправду шла ей – черная, блестящая, она словно сливалась с ее узким лицом и огромными голубыми, чуть раскосыми глазами. Вообще, Веронике шел черный цвет – к ее смуглому лицу, темно-каштановым волосам, к ее изящным, словно нарисованным бровям.

- Но все равно оставляет следы! Вот везло нашим прабабушкам – жили себе спокойно и горя не знали – ходили по улице, дышали воздухом, как ни в чем не бывало! – Вероника, поморщившись, стянула маску, открыла сумочку и убрала ее.

Достав зеркальце, она потерла щеки и переносицу:

- Ну, вот видишь? – огорченно спросила она. – Здесь две полоски, и тут вмятина! А реклама обещала, что она не оставляет следов! Как хорошо, если можно было бы вообще не дышать!

- Не расстраивайся, через десять минут следов от маски не останется. И наши прабабушки, которые носили очки, тоже ходили со следами от них на переносице ровно десять минут и не жужжали, – успокоила я ее.

- Ага, пока не изобрели контактные линзы. Но меня все равно выводят из себя эти вмятины. Когда же придумают такие маски, чтобы никаких следов на лице не оставалось? – недовольно надула губы Вероника.

Примагнитив лан к одному из свободных дверокон торгового центра, мы с Вероникой вскочили в подлетевший неслышно лифт.

В кафешнике было темно и, несмотря на работавшие во всю мощность кондиционеры, накурено. Я поморщилась – почему-то запах сигарет угнетал меня с самого детства.

Все наши уже собрались: Пашка, Сергей с Лелей и Никита сидели на высоких стульях, пили кофе и грызли сухие пирожные.

Судя по куче пустых капсул из-под кофе, они ждали нас уже давно.

- Ну, вы и ползете! Полчаса уже сидим! – недовольно пробурчал Паша.

Сережа с Олей, как всегда, целовались и нас не заметили. Впрочем, они, ненасытные, не замечали никого, кроме друг друга.

- Мой лан со вчерашнего дня ремонтируется, а Аська еле ползет, – сообщила Паше Вероника.

- Предательница! Полдня ждала, когда ты освободишься! – обиделась я.

- А что, Вероника, ты снова коряво примагнитилась? – ехидно спросил Никита.

- Нет, я лан на перекраску отдала, теперь хочу голубой! – мечтательно протянула Вероника.

- Ну, и что ты хотела рассказать? Зачем нас собрала? – спросил Серега, оторвавшись, наконец, от Лели.

Оля, улыбнувшись, достала серебристый тюбик с блеском для губ.

- Не мажься, а то у Сереги опять расстройство желудка будет – поглощает твою помаду тоннами! – засмеялся Никита.

- Кончай ржать, Никитос! – Вероника, насупившись, поглядела на него и, вздохнув, сообщила:

- Ответили, наконец, на запрос по био!

- Наконец-то! – Паша, присвистнув, отодвинул капсулу с кофе.

Оля выронила помаду, а мне сразу стало ясно, что предчувствия меня не обманули – в последнее время, после Дня рождения Лели, Вероника выглядела какой-то невменяемой.

Я знала ее с детства. Мы росли вместе – я, Вероника, Паша, Оля, Сергей и Никита. Никита был самым старшим, его взяли в семью, когда ему было почти пять лет. Трехлетний Паша – следующий, потом появилась я, мне было полтора года. Еще через полгода усыновили четырехлетнего Сережу, потом новорожденных Веронику и Анну, а еще два года спустя, последней, в нашей семье появилась пятимесячная Оленька, улыбчивая и спокойная (все мы ласково называем ее Лелей).

Нашими приемниками, то есть опекунами, были Эльза и Жека, две лесбиянки. Эльзу мы называли мамой, а Жеку – папой. Так требовалось, и мы с этим не спорили.

Конечно, всегда было интересно, кто наши настоящие родители и есть ли у кого-то из нас кровные братья или сестры, но этого знать было не положено.

Знали мы лишь то, что родители каждого из нас были лишены прав ювенальной юстицией. Ювенальная юстиция – это организация, защищающая права и интересы детей, оберегающая их от негативного влияния родителей. родителей. Ведь не каждый, кто родил, может воспитать ребенка.

Омбудсмены рассказывают, что есть семьи, в которых детям не разрешают иметь телевизор, компьютер, не пускают в школу, запрещают курить и даже заставляют поститься и молиться. Жаль, что некоторые люди погрузились в прошлое до такой степени, что не видят радостей жизни современного мира и не позволяют жить по-человечески своим детям.

Сейчас многие дети растут в приемных семьях. Двое людей, живущие в паре, работают родителями. Обычно это лесбиянки или геи, потому что в таких семьях, по понятным причинам, родных детей быть не может.

Приемники у нас были классные, правда, маму Эльзу лучше было не трогать – она постоянно занималась самосовершенствованием, а вот папа Жека была очень даже добрая. Иногда даже готовила нам яичницу и мазала разбитые колени хлоргексидином.

Мы постоянно находились на пятидневке – сначала в яслях, потом в детском саду, затем в интернате, а на выходные приемники забирали нас домой. Жили мы все вместе, в огромной комнате–студии, потому что мама Эльза страдала клаустрофобией и не могла находиться в маленьких помещениях. Она была художницей, занималась то йогой, то еще чем-то. Везде вечно были раскиданы краски, незаконченные натюрморты, гнилые яблоки, груши, киви, бананы, над которыми всегда кружились мухи – фрукты долго лежали, то по одному, то по нескольку штук, и портились – мама Эльза не разрешала нам их есть.

- Это для натюрморта, – говорила она.

Помню, как однажды в воскресенье, когда папа Жека и мама Эльза спали после вечеринки на огромной, занимающей почти треть комнаты, круглой кровати вместе с гостями, мы с Вероникой (ей тогда только исполнилось четыре года, а мне было уже пять с половиной лет), голодные, наелись желтой краски. Краска, выдавленная на деревянную доску с белилами, была похожа на яичницу, но оказалась невкусной, а нам попало – Эльза оттаскала нас за волосы так, что с тех пор мы не тронули ни одной вещи, не принадлежавшей нам.

То, что нам можно было брать, Эльза складывала в угол за двухъярусную кровать Паши и Никиты – это были ее неудавшиеся натюрморты, на которых нам разрешалось рисовать, облезшие кисточки, засохшие тюбики с остатками краски…

Рисовать я любила и делала это с упоением, сколько себя помню. Самое яркое воспоминание – летний день, когда мы гуляли еще без кислородных масок: ослепительно палящее солнце, папа Жека, лениво посасывающая пиво из банки, рядом носятся Пашка с Никитой, а я рисую на светло-желтом песке. Помню, тогда я нарисовала домик – странный, с угловатой крышей, и сказала Жеке, что хочу в нем жить. Жека почему-то нахмурилась и спросила, где я видела такой дом. Я ответила, что он мне приснился. Никита подошел, посмотрел на мой рисунок и почему-то заплакал. Потом подбежал Пашка и затоптал домик, а Никита оттолкнул его и стал колотить так неистово, что Жека еле оттащила его от Паши, но истерика Никиты не прекращалась. Пришлось звонить психологу, который посоветовал, не мешкая, вызвать скорую. Никита тогда почти три месяца лежал в санатории с неврозом. Вернулся Ник чрезвычайно подавленным, не похожим на себя – он стал каким-то забитым, неразговорчивым и часто подолгу сидел, ни на что не реагируя.

Я почему-то все время вспоминаю этот дом, иногда пытаюсь нарисовать его, но по-настоящему похоже получилось лишь тогда, на песке, когда мне было три года…

- Ну, не тяни! – Никита, затушив сигарету, с интересом посмотрел на Веронику.

Вероника с загадочным видом достала из сумочки папку с какими-то бумагами и, отодвинув рукой капсулы с кофе и пакетики с пирожными, аккуратно разложила их на барной стойке.

Мы, касаясь головами друг друга, молча изучали содержимое документов, и я почувствовала, как дрожь пробежала по спине Никиты, услышала, как всхлипнула Лелька… а потом буквы поплыли у меня перед глазами и я разрыдалась.

- Не плачь, сестренка! – Никита, одной рукой обнимая меня, другой – Олю, нахмурил брови и задумчиво посмотрел на Веронику.

- Да ладно, Никитос, что за нежности. И что делать будете? – спросил Серега, глядя на Веронику.

- Как – что? А для чего, как вы думаете, я затеяла эту разборку?! Биопредков на эвта-усвоение! Хочу нормальную, свою собственную квартиру! Сколько можно снимать эту конуру с допотопным дверокном! – Вероника, округлив глаза, посмотрела на Серегу.

- Ничка, сразу на усвоение? Может, познакомимся с ними для начала? – Никита, подняв бровь и закусив губу, посмотрел на Веронику.

- Зачем? Что это даст? Лишние сопли? Не хочу! Не вижу смысла! Я предлагаю сразу суд. Не зря же юю забрала нас в свое время у этих маразматиков. Смотрите, разве нормальные люди будут жить в такой глуши? Вот, адрес: N-ский район, Светлов, дом 5. Сколько бонусов за землю получить можно? Говорят, там без масок до сих пор ходят, – Вероника досадливо почесала переносицу и достала зеркало.

- Исчезли следы от маски, не волнуйся … сестричка. Вероника … и я хочу познакомиться с био. А ты, Леля? – я повернулась к сестренке, моей самой младшей, родной сестре Ольге.

- Я … я не знаю, – Леля, вопросительно взглянув на Сережу, пожала плечами.

Удивительно было осознавать, что Никита, я, Вероника и Оля – родные люди. Странно, я никогда не чувствовала ни близости, ни особой привязанности к ним, разве что ощущала какую-то смутную ответственность перед Вероникой и Лелей.

Паша и Сергей молчали, глядя на нас. Биомать Паши покончила с собой, когда его, трехлетнего, забрала ювенальная юстиция – эту историю мы узнали в день совершеннолетия Павла, когда он подал запрос.

Каждый выросший в приемной семье имеет право подать запрос, достигнув 21 года, и, как правило, отказов не бывает – омбудсмен дает воспитанникам приемных семей папку с изначальными документами: первое свидетельство о рождении, сведения о биородителях. Информация о биородителях в папке есть непременно, потому как именно биородители оплачивают содержание собственных детей в приемных семьях.

Пособие на Пашу оплачивал его отец, которого Павел нашел и с которым общался.

- Зачем старику на усвоение, он еще здесь пригодится, – рассудил Павел и оказался прав: его биопредок был лауреатом Нобелевской Премии, работал в Лаборатории Усовершенствования и получал неплохие бонусы.

Когда Паша, впервые за много лет после изъятия его из семьи, встретился с отцом и узнал о премии, отец даже пытался рассказать сыну о том, за что его в свое время наградили.

Оказывается, Федор Яковлевич был причастен к разработке биосовместимых наночипов, крохотных капсул, на которых вмещается сигнальная кнопочка, связанная с компьютером в Медицинском Управлении. Самые обеспеченные пациенты поспешили вживить себе такую кнопочку, которая может подать сигнал еще до того, как инфаркт или инсульт в организме начинают набирать обороты. Медицинская компьютерная программа получает уведомление и дает ответный сигнал на дозировку лекарств, которые тоже находятся в этой капсуле вместе с аптечным набором разных самых эффективных средств. Это раньше люди могли умирать во сне от сердечного приступа, а с такой капсулой не только спокойно выспался, но и проснулся уже реанимированным. И только по банковскому счету догадался, что тебя ночью подлечили и рекомендуют пополнить «аптеку» в капсуле.

Рекламную эйфорию первых капсул помнили все. Но Пашин отец говорил, что на самом деле еще старик Фейнман в 1959 году старой эры заявлял примерно так, что «там внизу полным-полно места». «Внизу» – это значит в очень маленьких нанометровых капсулах, в которых работают другие, некие, вроде, квантовые, законы упаковки. Воплощением этой идеи Фейнмана стало превращение многосекционного, по размерам занимающего средний спортзал, компьютера сначала в настольный вариант, потом в блокнотный и, наконец, уже в современный ПМК (персональный микрокомпьютер), встроенный в браслет. И что самое удивительное, чем меньше становился компьютер, тем больше информации в нем можно было уместить. И только лет 50 спустя американцы начали вплотную работать с наночипами, делая целые лаборатории на чипах lab-on-a-chip. Модницы стали мечтать об умных нанороботах с нанорасческами, которые втирались в голову вместо шампуней и укладывали прическу по заданной программе, пока наноманикюрные добавки в ванночках полировали ногти, а нанощетки в растворе для полоскания – зубную эмаль до ослепительного блеска. Нанощетки до сих пор пользуются особой популярностью у курильщиков. Реклама сделала свое дело, и любые устройства, включая недорогие, но очень изящные браслетики, с вмонтированными многофункциональными нанороботами, которые позволяют получить помощь в трудной ситуации, стали вещью первой необходимости и престижа.

Полгода назад, на Дне рождения Паши, Федор Яковлевич, видимо, перебрав виски, начал рассказывать что-то очень заумное о рецепторах, о сверхбыстром контроле за процессами, происходящими на уровне наших рецепторов и обратной связи – тотального, быстрого и полного воздействия на процессы, происходящие на уровне наших рецепторов. Никого, кроме Никиты, это, конечно, не интересовало. Старик сильно волновался и почему-то просил его простить, но внезапно раскис и прослезился, и мы все, кроме Никиты, слиняли – слушать эту пургу было скучно, биопредок нас сильно загрузил, а мы не отличались сентиментальностью. Поэтому остаток Дня рождения Паши отметили здесь же, в кафешнике. Федор Яковлевич, конечно же, не обиделся, и это радовало – готов старик делиться бонусами, и ладно…

В нашей ситуации Никита, я и Вероника не могли получить информацию о био из-за того, что Лельке еще не исполнился 21 год – оказывается, мы из одной семьи, теперь понятно, почему нам так долго морочили голову и каждый раз отказывали в запросе…

А биородителям строжайше запрещалось искать детей и вступать с ними в контакт. Матери и отцы, нарушившие это правило, подвергались аресту и пожизненному тюремному заключению. Жестко, конечно, но правильно – нечего детям нервы трепать, если не сумел обеспечить своему ребенку нормальную жизнь. Родители Сережи, пытавшиеся выкрасть его, находились в тюрьме уже более 11 лет.

Он ждал, когда Леле исполнится 21 год, и, наконец, дождался – можно жениться.

Браки до 21 года заключать запрещалось. Можно было вместе жить, начиная с 12 лет, но регистрировать отношения законом разрешалось только с 21 года. Видимо, потому, чтобы случайно не поженились брат с сестрой до открытия своей «детской папки». Хотя все равно не понятно: ведь иметь близкие отношения можно, начиная с 12 лет, с кем угодно. Главное – соблюдать технику безопасности. О технике безопасности нам рассказывали еще в начальных классах на уроках валеологии, а если кто-то от теории сразу переходил к практике, не достигая 12 лет, этому, как правило, не препятствовали.

Может это и правильно, ведь ранние браки ни к чему хорошему не приведут. Вот, Сережа с Олей вместе уже почти 8 лет – отношения проверенные, можно и жениться. По крайней мере, Серега ни на кого, кроме Лели, не смотрит, хотя в СМИ и везде, сколько себя помню, с детского сада пропагандируется свободная любовь, поэтому каждый знает, что секс – основа здорового образа жизни.

Мы с Тимошкой вместе почти три года. Откровенно говоря, я вообще не понимаю, зачем выходить замуж. Меня и так все устраивает. Я свободна, он тоже. Правда, иногда меня все же расстраивает его: «Я сегодня не приду, Аська», – сопровождаемое приглушенным хихиканьем какой-нибудь незнакомой мне Тимкиной подруги. Но что делать, моя ревность – это пережиток прошлого. Глупо испытывать такие чувства, мы ведь свободные люди. Я, вздохнув, почувствовала что-то похожее на обиду – вот уже три дня Тимофей не приходил ночевать.

- Я против. Я хочу сразу подать на эвтаназию, – Вероника, прервав мои размышления, положила руку на плечо Никиты, а он, откинув длинную челку со лба, отстранился и посмотрел на нас с Лелей:

- Девчонки, я еду туда завтра. Кто со мной?

- Зачем? Вот придурок! – Вероника, изо всех сил стукнув кулачком по столу, нахмурила брови и посмотрела на Лелю:

- А ты что скажешь?

Леля, в который раз беспомощно взглянув на Серегу, пожала плечами.

- Люлек, решай сама. Ты уже большая девочка, – улыбнулся Сергей и поцеловал невесту в лоб, будто замотанный густыми каштановыми кудряшками.

- Ну, Аська, от тебя я такого не ожидала, не думала, что ты пойдешь против меня! – Вероника скривила пухлые губы и покачала головой.

- Ничка, я всю жизнь имела свое собственное мнение относительно чего бы то ни было, просто ты не всегда его замечала, - парировала я.

- Никита, я еду с тобой, – сказала Леля, вставая с Серегиных колен, – во сколько заедешь?

- В половине пятого утра, а за тобой, – Ник повернулся ко мне, – без пятнадцати пять.

Я кивнула, а Вероника, чертыхнувшись, пожала плечами. Потом с презрением посмотрела на нас, тряхнула своими длинными волосами и резко встала, оттолкнув ногой стул, который чуть не упал.

- Вероника, подожди! – Паша схватил ее за руку, но она, отдернув руку, прошипела:

- Моралисты! Если бы твой био тебе бонусов не подбрасывал, наверняка бы его давно на эвта-усвоение отправил!

Паша, вздохнув, вернулся и, забравшись на высоченный барный стул, взглянул на Никиту, сидевшего на низеньком диване, свысока:

- Никитос, зачем тебе это надо? Ясно же, что с твоих ничего не возьмешь – религиозники. Вероника права, разобрались бы с этим делом, и все. Понятно, что делить там особо нечего, – Павел усмехнулся, – но все же, для собственного удовлетворения, надо быстро все обставить и жить спокойно. На мой взгляд…

- Оставь при себе свой взгляд, – перебил Никита, не глядя на Павла.

Прикурив, он кинул Сереге зажигалку.

Несколько минут мы сидели молча. Никита, как всегда, первым нарушил тишину – он был самым старшим.

- До завтра, сестрички, – он одним глотком допил кофе, поставил капсулу на стойку и вышел.

Махнув рукой Нику на прощанье, я тоже было поднялась, но Паша меня остановил:

- Не чудите, ребята. Зачем вам знакомиться со старыми маразматиками? Судя по тому, что они родили столько детей, не сумев воспользоваться техникой безопасности, ясно, что ваши био – больные на всю голову. Продавайте землю государству, она нынче дорогая, и дом. Кстати, какой там может быть дом? Наверняка допотопная развалюха вроде тех, в которых отшельники живут.

Я вздрогнула и посмотрела вниз, на лежащую передо мною салфетку, на которой, как всегда, выводила какие-то каракули. Дом. Я сидела и рисовала дом. Странный дом с треугольной крышей.

в котором лежала молодая женщина.

Комментарии (11) »

  1. Unregistered

    С нетерпением жду продолжения!

    Комментарий от Николай — 10.12.2009 @ 21:16

  2. Unregistered

    Сделайте рассылку новостей, это будет интересным - я подпишусь на нее

    Комментарий от майя — 25.01.2010 @ 13:52

  3. Unregistered

    Скорей-скорей продолжение и в печать!!!

    Комментарий от Ирина — 30.01.2010 @ 02:36

  4. Unregistered

    Ну, наконец то дождался продолжения! Спасибо, Елена!

    Комментарий от Николай — 06.02.2010 @ 21:07

  5. Elena

    Спасибо за комменты, спасибо что ждете. Этот рассказ очень важен. Наверное, важнее чем все остальные материалы. Боюсь только, что на миниланах нашим правнукам полетать не придется - ювенальная система идет по России семимильными шагами.
    20 февраля очередное слушание.
    Пожалуйста, делайте что-нибудь. Хотя бы пишите письма Президенту или в правительство… хотя, все равно все переправляют в МинЮст. Кстати, оттуда мне вчера пришел весьма неутешительный ответ…
    ;-(

    Комментарий от Elena — 06.02.2010 @ 23:57

  6. Unregistered

    Был в шоке. Думал, бредятина какая то. Но в яндексе действтиельно есть вся информация.
    Теперь не знаю как дальше жить. Будто бы проснулся от спячки.
    И написано просто бесподобно. пасибо!

    Комментарий от Юрий2 — 26.02.2010 @ 02:35

  7. Unregistered

    Действительно захватывающе. Заставляет сопереживать. Очень хочу ознакомиться с продолжением - и получить ответы на два вопроса, если Вы не против:
    1)Извиняюсь, а что за слушание и о чем предлагается писать в правительство?
    2)Как Вы относитесь к секс-меньшинствам? Чадолюбивейшие и милейшие Жека (кстати, если ей хотелось быть папой, почему она не сменила пол? Неужели с этим еще проблемы?)с Эльзой + строчка про однополые браки тут не для усиления колорита, я правильно понимаю?

    Комментарий от Джиллиан — 01.03.2010 @ 00:06

  8. Elena

    2 Джиллиан
    1) Вы о чем? Процитируйте, пожалуйста, это место в рассказе? Или Вы имеете в виду мой комментарий? Если да, то вот ссылка:
    http://www.juvenaljustice.ru/
    На этом сайте реальная информация о юю. Справа - бланки писем.
    2) Зачем Жеке менять пол, если ей и так комфортно? Эльза и Жека - классические лесбиянки, они друг друга вполне устраивают.
    Вы спрашиваете, как я отношусь к секс-меньшинствам. Я к ним не отношусь. Содомиты мне омерзительны, как омерзителен любой грех.
    Вы читали историю Содома и Гоморры? Если нет - наберите в Яндексе.

    Комментарий от Elena — 09.03.2010 @ 12:50

  9. Unregistered

    А дальше? Дальше??????????????????????

    Комментарий от ketька — 13.03.2010 @ 17:42

  10. Unregistered

    Браво Елена. Очень хорошо написано. Жизненно.
    Кстати, чипы уже сейчас вшивают в США особо вредным преступникам и всем желающим.

    Комментарий от Проницательный — 30.04.2010 @ 07:42

  11. Unregistered

    Очень жду продолжения, сейчас как раз приходиться ездить в метро и есть когда почитать

    Комментарий от gosoryan — 22.07.2010 @ 11:46

RSS-лента комментариев к этой записи. URL обратной ссылки

Оставить комментарий

Сайт работает на WordPress